Taceo (tacente) wrote,

Лев Оборин о книгах

Виктор Сонькин. Здесь был Рим. Современные прогулки по древнему городу. М., «Астрель», «Corpus», 2012. 608 стр.

Раз уж выше зашла речь о Марциале и портике Помпея, то вот еще одна книга, которая сделает для вас Рим совершенно другим. О книге Виктора Сонькина уже много раз и подробно писали; в 2013 году он получил премию «Просветитель». Сонькинский «Рим» устроен по принципу путеводителя: прогулки начинаются с самого центра Рима и древнего, и современного: Римского форума; «вряд ли на свете найдется другой клочок земли, где на квадратный метр приходилось бы такое количество великих исторических событий». Постепенно продвигаясь от центра к периферии, Сонькин проводит читателей по Священной дороге, мимо Палатинского и Капитолийского холмов, по Марсову полю и Аппиевой дороге, и наконец завершает экскурсию в римских предместьях — Остии и Тиволи. То, что Рим после античности продолжал жить бурной жизнью и остался одним из главных городов мира, только придает задаче автора больший интерес: его метод напоминает снятие слоев на компьютерной модели. Разумеется, Сонькин говорит и о церквях Возрождения, и о «Пишущей машинке» — памятнике Виктору Эммануилу II, — но главным образом в связи с древними памятниками, часть из которых сохранилась именно потому, что активно служила новым целям (как Пантеон, ставший христианской церковью) или, напротив, прежним (как Большая клоака — античная канализация, до сих пор выполняющая свои функции). Иногда это ставило археологов перед сложными этическими вопросами: например, в XIX веке стало ясно, «что за барочным убранством [церкви] Св. Адриана скрывается здание древнеримского Сената. В 1935 году церковь прекратила свое существование, а к 1938 году позднейшие наслоения были уничтожены, остались голые кирпичные стены. Одни считают, что в результате нам стал доступен один из самых роскошных интерьеров, сохранившихся со времен античности, другие — что расправа с шедевром Лонги никак не обогатила наши представления о красоте и величии древнеримской архитектуры».

Сонькин не только прослеживает историю создания памятников — в тех случаях, когда это возможно, — но и рассматривает многочисленные связанные с ними гипотезы (использовался ли Колизей для навмахий — инсценировок морских сражений? По всей вероятности, нет, несмотря на убеждение многих). Его рассказ сопровождается полезнейшими отступлениями (например, о римских именах, способах датировки археологических находок или пути Октавиана Августа к императорской власти) и иллюстрированными постраничными примечаниями. Чтобы приблизить Древний Рим к современному читателю или же дать понять, что у римской и у современной европейской жизни, при всем несходстве менталитетов, есть общие бытовые универсалии, Сонькин иногда идет на стилистическую игру с анахронизмами («глобализация по-римски», «терроризм по-римски», Констанций отправляется на шопинг и т. п.). Мне такой прием немного режет слух, как резануло в свое время слово «киллеры» на лекции по древнерусской литературе — в применении к убийцам Бориса и Глеба (а тот же прием в стихах Алексея Цветкова выглядит вполне уместно — см. выше). Но впечатления от книги это не портит. Здесь я вспоминаю в основном об архитектуре, но это книга не об архитектуре, а о Риме — его богах, его элите и простонародье, банях и застольях, войнах и религии, весталках и гладиаторах. Редко бывает, что такая богатая фактография не сливается в один неясный ком сведений; Сонькину — заметим, не профессиональному историку — каким-то образом удается сделать так, что многочисленные факты, несмотря на композиционную «разбросанность» (обусловленную во многом многослойностью самого Рима), прекрасно запоминаются и складываются в систему5.

Эта книга способна внушить жгучее желание побывать в Риме или вернуться туда и посмотреть на него новым взглядом (а то и пройтись по нему с книгой в руках). Но есть еще одно чувство, возникающее при чтении: жалость. Сколько памятников можно было бы спасти от порчи и уничтожения еще двести, триста, четыреста лет назад, если бы тогда до этого кому-нибудь было дело! Даже внутри Колизея до XIX века распологалось что-то вроде естественного парка, и только после долгих споров археологам разрешили избавиться от деревьев и ползучих растений, разрушавших и так уже покалеченный памятник.

Книге предпослана стилизованная римская посвятительная надпись:

D. M.
M. L. GASPAROVI
MAGISTRI OPTIMI

И «Рим» Сонькина достоин встать рядом с «Занимательной Грецией» Михаила Гаспарова, «лучшего учителя».

Отсюда
Tags: book, review, rome, self-promotion, zbr
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments